О съёмках

«Я всегда верил: при усердном труде и небольшом везении,
мой успех - лишь дело времени!»
Реми, le chef

Рецепт успеха: создание изысканной еды

Попав в «Гюсто», Реми получает шанс, которого он ждал всю жизнь: хоть и под прикрытием, но перекроить устаревшее ресторанное меню, добавив в него блюда собственного сочинения. Для создателей фильма главным было вдохнуть жизнь в этот кулинарный мир, который так много значит для Реми, сделать его достоверным и увлекательным. Поэтому они сами погрузились в мир изысканной еды. «Эта история не только о еде, но я подумал, что, создав настоящую кухонную атмосферу и достоверно выглядящую еду, мы придадим фантазии реалистичность, которой не сможем добиться иными средствами», – говорит Бёрд.

Процесс начался в Париже, где создатели фильма провели «исследования», проходя из одного знаменитого ресторана в другой, поглощая аппетитные блюда и заглядывая за кулисы, на самые лучшие кухни мира. «Мы боялись, что умрём от того, что съедим так много вкусной еды за такое короткое время», – смеётся Бёрд. – «Но мы узнали многое и многое добавили в фильм».

Вернувшись домой, вся команда начала брать уроки готовки. Компьютерные художники, больше привыкшие обращаться с мышкой, учились резать и шинковать на профессиональном уровне, узнавали мелкие, но важные детали: как повара держат нож, как режут лук, мешают суп и общаются с коллегами в кухонной суматохе. Уроки готовки оказались очень полезны – и вызвали интересные побочные эффекты. «Они меня чуть не разорили», – смеётся старший аниматор Марк Уолш. – «Я всю жизнь питался консервами, но вдруг понял, как это здорово – самому готовить что-нибудь вкусное!».

В то же самое время Бред Льюис отправился в долину Напа, где провёл два дня «полного погружения» в жизнь одного из лучших (и самых труднодоступных) ресторанов Америки: «Френч Лондри», шеф-повар которого, Томас Келлер, суперзвезда кулинарного мира, считается одним из главных новаторов в этой области.

Услышав впервые историю Реми, Келлер сразу проникся к ней интересом. «Меня не так шокирует мысль о крысе на кухне, как может кому-то показаться», – смеётся он. – «Наоборот, я думаю, что Реми может вызвать симпатию у зрителя: своими стараниями он добивается успеха, и наблюдать за этим приятно».

 Келлер даже озвучил в фильме роль хозяина ресторана, но прежде он стал для Льюиса проводником в увлекательный мир кулинарии. «Бред хотел увидеть, как выглядит настоящая кухня, почувствовать её энергию, динамичность, увидеть, как работают и как передвигаются по ней люди – то, что мы, в ресторанах, называем танцем», – объясняет Келлер. – «Бред и его команда многое наснимали в ресторане, чтобы потом изучать эти кадры вместе с аниматорами».

В первый день Льюис проработал до 1:30 ночи, а в 5:30 утра был уже снова на кухне, но он говорит, что оно того стоило, поскольку он понял, что так привлекает Реми в еде. «На кухне такого ресторана, как «Френч Лондри», можно обнаружить горы интересных деталей и профессиональных секретов», – отмечает Льюис. – «Но главное, что я понял: Томас так же душевно привязан к еде и к своим посетителям, как мы в «Пиксаре» - к нашим зрителям. Мы почувствовали некое родство, поскольку и наша, и их команды любят своё дело. И я понял, что люблю готовить по той же самой причине, что и многие повара: потому что хорошая еда объединяет людей». 

Но даже несмотря на всё, что создатели фильма увидели и перепробовали в Париже, на уроках готовки и во «Френч Лондри», они знали, что будет нелегко перенести аппетитность и аромат свежеприготовленного блюда в компьютерное изображение. «Нашей задачей было создать самую красивую еду, которая когда-либо появлялась на экране. Чтобы зрителю захотелось запрыгнуть в экран и съесть её. Но такую еду трудно приготовить даже в жизни, что уж тут говорить о компьютерной анимации», – говорит Майкл Фонг. – «Поэтому создателям фильма пришлось погрузиться в уникальные творческие поиски».

 Для начала технические специалисты поняли, что им необходимы образцы еды в натуральную величину. «Есть только один способ воссоздать образ еды, приправленной соусом и источающей пар: приготовить её в реальности и сфотографировать», – говорит Фонг.

И тут пришёл на помощь собственный кулинарный консультант студии, Майкл Уорч, работавший профессиональным поваром, прежде чем уйти в кинобизнес (на «Рататуе» он исполнял обязанности менеджера в отделе декораций и макетов). «Я был готов помочь в любую минуту. Мне звонили из отдела эффектов со словами, что им нужен суп, который готовит Реми; я спускался к ним и готовил суп», – рассказывает Уорч.

Уорч стремился сделать еду настолько достоверной, чтобы даже самые высокомерные гурманы оценили её качество. Такой же подход применялся и к кухне «Гюсто». «Мы пытались создать некую стилизацию, забавную, но в то же время отвечающую духу французских ресторанов», – говорит он. – «Нам нужны были правильные французские медные котелки, правильные французские ножи, подлинная тактика передвижений по кухне – вплоть до того момента, как готовое блюдо подаётся к столу. Мы хотели, чтобы каждый, кто побывал на кухне в большом ресторане, воскликнул: ничего себе, ведь всё так и есть!».

Доказательством того, что разработчики еды справились со своей работой, стала реакция Томаса Келлера, у которого по-настоящему пробудился аппетит. «Некоторые из нарисованных ими блюд я действительно захотел попробовать», – говорит Келлер. – «То, как они поданы, сервированы и приправлены – им в самом деле удалось передать мастерство повара средствами анимации».

При цитировании материалов не забывайте ставить ссылку на источник: www.ratatuy.ru